Хотулёв Алексей Георгиевич

Учитель физики с 1937 по 1942 год

«Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой»

Зорина Наталья Алексеевна (правнучка)

Слова из известной песни из кинофильма «Офицеры» сами собой приходят на ум, когда заходит разговор или вспоминаешь о моих прабабушке и прадедушке. Этому есть соответствующее объяснение. Мой прадед, Алексей Георгиевич Хотулёв – погиб под Сталинградом, уйдя на фронт добровольцем, имея бронь. Кроме того, по своим физическим данным он не был годен к службе в армии. Но он не смог остаться дома и просто ждать, он ушел, наверно понимая, что навсегда. Что это, как не подвиг, пусть незаметный, маленький, но при этом огромный и значимый. Это, как в стихотворении Роберта Рождественского - «…жил да был человек маленький …», но «…на всей земле не хватило мрамора, чтобы вырубить парня в полный рост!»

И есть еще один человек, которого я всегда вспоминаю, когда бывает трудно и нет сил идти дальше. Это моя прабабушка – Хотулёва Прасковья Николаевна. Человек необыкновенной стойкости и трудолюбия, любви и самопожертвования. Потеряв на войне любимого мужа, оставшись на руках с тремя маленькими детьми и двумя стариками, она не сломалась, не поддалась воле обстоятельств, а выстояла, воспитала детей, внуков. Прожила честную, достойную жизнь. И это тоже героизм!

Я хочу рассказать об этих людях, людях которыми я горжусь, и надеюсь, будет гордиться не одно поколение нашей семьи.

Мой прадед - Алексей Георгиевич Хотулёв родился 06.02.1904 года в Макарове Карачаевской волости Можайского уезда Московской губернии. Макарово – типичная русская деревня. Рядом небольшая река в окружении еловых и сосновых лесов. Близ селения – обширные поля, засеваемые рожью, ячменем, овсом. Усадьбы домов окружены садами.

В удостоверении Карачаевского сельского Совета от 23 июня 1925 года за № 1739 значится, что Хотулёв А.Г. «происходит действительно из семьи трудовых крестьян». В другом удостоверении от 7 марта 1931 года, выданном уже Боровинским сельсоветом, указывается на то, что хозяйство его отца среднее…».

Отец Алексея – Георгий Хотулёв, которого в деревне звали Егором, мать – Мария Васильевна. Семья их и по тем временам была многочисленна – пятеро детей: старшей была Зоя, младшие ее братья Евгений, Николай, и сестренка, умершая в младенческом возрасте.

Получить образование сестренке и братьям помогли дяди – художники Аникита Петрович и Иван Петрович Хотулёвы, окончившие Московское училище живописи, вязания и зодчества и у условиях царской России «выбившиеся в люди». А.П. Хотулёв окончил потом Академию художеств в Петербурге по классу великого русского художника Ильи Ефимовича Репина и Высшие педагогические курсы живописи.

Естественно, что оба дяди – художника не только помогали материально семье отца, но многое делали для эстетического и культурного развития племянников. Все они с глубокой благодарностью вспоминали многочисленные беседы Аникиты Петровича во время его приездов в Макарово о русской культуре, выдающимся художнике И.Е. Репине, занятиях его в мастерской, которые оставили глубокий след во всей их последующей деятельности. Встречи с такими родственниками способствовали тому, что трое из детей – Зоя, Алексей и Евгений – избрали для себя профессию педагог. Зоя Георгиевна Можаева (впоследствии Горбунова) работала преподавателем русского языка и литературы в селе Чучково, брат Евгений Георгиевич в поселке Шилово учил детей математике.

Согласно трудовой книжке, общий стаж работы А.Г. Хотулёва до поступления в Сапожковскую школу №1 составлял 15 лет. Он работал заведующим Волоколамским домом крестьянина, окончил сельскохозяйственный техникум, работал преподавателем-зоотехником в совхозе кооперативного товарищества «Новый путь» Курганского округа. Учился на курсах при Пермском университете. Более трех лет работал в Московской области преподавателем сельского хозяйства и естествознания в Лунинской школе колхозной молодежи. С 15 ноября 1932 года он – преподаватель математики и физики в Сапожковской неполной средней школе, с 15 ноября 1933 года по 15 мая 1936 года – заведует учебной частью этой школы.

Алексей Георгиевич стремился и дальше повышать свой образовательный уровень, поступить на заочное отделение Рязанского педагогического института. И мечта сбылась. В 1937 году получил диплом об окончании физико-математического факультета этого учебного заведения по специальности «преподаватель физики» и стал преподавать предмет в средней школе. Его главный документ на звание учителя физики подписан народным комиссаром просвещения РСФСР тех лет П.А. Тюркиным.

А.Г. Хотулёв пользовался заслуженным авторитетом в коллективе учителей и учащихся. Перед самой войной был назначен на должности заведующего РОНО. Как руководящий работник имел «бронь» от призыва в ряды действующей РККА. Кроме того он был признан не годным к строевой службе по медицинским показаниям – плохое зрение и хромота на одну ногу, следствие перенесенного в детстве туберкулеза костей. Но в те трудные дни войны он предпочел не воспользоваться этим правом и пошёл добровольцем на фронт, оставив дома жену Хотулёву Прасковью Николаевну с тремя детьми.

Алексей Георгиевич работал директором неполной средней школы им. А.С. Пушкина. В этой школе училось много детей из детских домов. В большинстве своем это были дети репрессированных. По рассказам родственников, Алексей Георгиевич очень часто приводил воспитанников к себе домой, старался помочь, поддержать их. Для детей всегда находился «лишний кусок хлеба». Как человек необыкновенных душевных качеств и неописуемой доброты, он не мог остаться безучастным к судьбе и без того обделенных детей. Дети оканчивали школу, разъезжались кто куда. Многие из них погибли во время войны, а многие стали уважаемыми людьми. В году 1954-55 в Сапожке побывали три бывших воспитанника того детского дома. С большой благодарностью они вспоминали Алексея Георгиевича, много рассказывали о нем, о его отношении к ним и о влиянии на свою судьбу.

В те годы в Сапожке был очень сильный преподавательский состав. Учителя настолько любили свое дело и учеников, что по прошествии многих лет, уже повзрослевшие бывшие ученики Сапожковской школы со словами благодарности за полученные знания и привитые качества доброты, трудолюбия, уважения к людям, вспоминали своих преподавателей. Многие стали впоследствии сами преподавателями. Это известно из писем учеников Прасковьи Николаевны, которые она получала от них до конца своей жизни. Ставши взрослыми и уважаемыми людьми, они хотели вернуться, хотя бы в письмах к своей любимой учительнице и в каждом письме были слова благодарности и уважения. На каждое письмо Прасковья Николаевна отвечала, т.к. для нее это тоже имело большое значение.

Коллеги супругов Хотулёвых были высококультурными и образованными людьми. Это и Стаханова Наталья Павловна, с ней Прасковья Николаевна письмами поддерживала отношения долгие годы, Викторов Михаил Иванович, Поспелов Иван Гаврилович, Безбородова Лидия Петровна, Сухоручкин Михаил Николаевич.

Прасковья Николаевна и Алексей Георгиевич жили в доме вместе с родителями. Отношения в большой семье были тёплыми и уважительными. Их дети росли в атмосфере трудолюбия, уважения к старшим. Бабушка и дедушка были людьми, уважающими и чтущими Веру, поэтому и дети на всю жизнь усвоили принципы доброты и любви к ближнему своему.

Семья была дружна с Екатерина Михайловна Хлуденевой. Авторитет ее был громадным. В самых трудных жизненных ситуациях она находила возможность помочь семье. Любили ее беззаветно и взрослые и дети.

Но неожиданно пришла беда, как для всего Русского народа, так и для семьи Хотулёвых. Война нарушила счастливую жизнь.

Во время войны было трудно всем. У Прасковьи Николаевны на фронт ушло два брата. Иванов Василий Николаевич – учитель школы механизации. Он погиб – сгорел в танке, освобождая Киев. Второй брат – Иванов Александр Николаевич, участник трех воин. В финскую – был награжден орденом «Красного знамени». Был случай, с работы пришел Алексей Георгиевич и говорит: «Сегодня по радио будет сообщение о награждении Александра». Вся семья собралась у репродуктора. Среди награждённых прозвучала фамилия - Иванов Александр Николаевич. Затем с первого до последнего дня он прошел Великую отечественную войну, был несколько раз тяжело ранен. Участвовал в боях за освобождение Сталинграда, Вены, а после служил на Дальневосточном фронте. Закончил войну в звании подполковника.

В семье остались воспоминания о том времени, которые от старшего поколения переходят и к младшим: «Глубокая осень 1941 года, немцы подошли к Москве. В Сапожке тоже было неспокойно. Над городом летали вражеские самолеты-разведчики. По радио объявляли воздушную тревогу, но город не бомбили. Вражеские удары приходились на Ряжск и далее. По разговорам – в прилегающих лесах высаживался немецких десант. Многие семьи готовились к эвакуации. В городе формировался партизанский отряд, в него входил и Алексей Георгиевич.

Где то же в это время через город проходила воинская часть. Мама Прасковьи Николаевны пекла хлеб, готовясь к эвакуации. Часть простояла в городе два дня, солдат разместили по домам и дворам. И вот Агриппина Николаевна и Николай Михайлович все время грели самовар, и раздавали кипяток, а кому и хлеб. Так получилось, что весь хлеб, который испекли, они раздали. Поздно вечером пришел Алексей Георгиевич и спросил, приготовились ли к эвакуации? Увидев, что почти весь хлеб раздали, сказал: «Ничего, ничего раздавайте весь, муки еще привезу».

И так в городе часть простояла где-то два дня. Весь город, чем мог, помогал красноармейцам. Затем прозвучал горн, и солдаты пошли на Малый Сапожок. Какой-то молоденький лейтенант оставил Агриппине Николаевне чемоданчик с письмами и попросил их отправить. Письма она отправила, а чемоданчик хранила до последних дней своей жизни.

Война разлучила и Прасковью Николаевну и Алексея Георгиевича. В июле 1942 года Алексей Георгиевич, по его личной и неоднократной просьбе, Сапожковским районным военным комиссариатом направляется на курсы подготовки среднего политсостава РККА.

Интересный факт – когда машина, на которой уезжал Алексей Георгиевич, удалялась по большаку, кто то из провожающих его учителей, поставил маленькую Нину на землю, она сделала первых шаг.

Алексей Георгиевич учился на курсах в Горьком. Оттуда он часто писал домой письма, в которых были советы по хозяйству, воспитанию детей и просьбы почаще ему писать. В семейном архиве сохранились некоторые из его писем. В первом же письме он писал, что при выходе из автобуса потерял очки и просил их поискать, когда автобус вернется в Сапожок и прислать их ему. Этот эпизод еще раз подтверждает факт, что Алексей Георгиевич был сугубо штатским и интеллигентным человеком. В основном письма, которые у нас сохранились, были из Горького. Его очень беспокоило, как Прасковья Николаевна справляется с хозяйством, просил нее беречь себя, давал наставления Владику – старшему сыну, помогать маме. В письмах он не оставлял надежу, что вернется и будет прежняя жизнь, но «нужно прогнать с нашей земли гитлеровцев».

Последним кто из знакомых видел Алексея Георгиевича в Горьком, была Ольга Ивановна Гущина (Фирсова). В прошлом она была его ученицей, а тогда училась в медицинском институте и возвращалась в Сапожок. Это был ноябрь 1942 года. На вокзале. Алексей Георгиевич уезжал на фронт и на платформе он увидел свою ученицу. Они повстречались, и какое-то время разговаривали. Уже позже после смерти Алексея Георгиевича, Ольга Ивановна рассказывала семье об этой встречи. Что говорил, как выглядел Алексей Георгиевич. До нашего времени дошло только то, что военная форма ему не шла, была ему великовата и сидела на нем неуклюже. Это была последняя встреча Алексея Георгиевича с прошлым. А впереди была сталинградская степь и последний бой.

И так по окончании курсов уже в звании лейтенанта в сентябре 1942 года Алексей Георгиевич был откомандирован в район действующей армии под Сталинград, где был назначен политруком в минометную роту 1382стрелгового полка 87-й стрелковой дивизии, сформированной на Дальнем Востоке, в городе Спасске. Эта дивизия внесла через несколько месяцев неоценимую лепту в нашу победу в Сталинградской битве. Она была на самых важных стратегических участках фронта и за очень короткий срок входила в состав четырёх армий: 21, 62, 2-й гвардейской и принимала участие на самых решающих направлениях их деятельности. Убыль бойцов и командиров в дивизии была огромна. Потому и боевая служба политрука Хотулёва продолжалась недолго. Судя по письмам, он прибыл в район действующей армии в конце сентября – начале октября 1942 года, а уже 22 декабря в бою под станицей Гнилоаксайской Сталинградской области он пал смертью храбрых. В те дни его 1382-й стрелковый полк отражал ожесточеннийшие атаки танковых частей гитлеровского генерал-фельдмаршала Манштейна, пробивавшегося к окружённой в Сталинграде 6-й армии Вермахта генерал-фельдмаршала Паулюса. Тот, кто смотрел фильм «Горячий снег», может представить себе, какими жестокими были те бои. Танки фашистов не прошли, они были остановлены дальневосточниками. Потери с обеих сторон в этих сражениях были огромными. 22 декабря 1942 года был смертельно ранен и Алексей Георгиевич. Он был вынесен с поля боя и похоронен своими «однополчанами».

То, что Алексей Георгиевич сражался героически, подтверждают письма его однополчан, написанные после его смерти Прасковье Николаевне. Так командир минометной роты ст. лейтенант Николай Надиров писал ей 9 февраля 1943 года: «Лейтенант Хотулёв в ожесточенном бою с немецкими захватчиками героически отстаивал каждую пять Советской земли. Увлеченные его примером бойцы рванулись вперед. Враг жестоко сопротивлялся, но выдержать натиск наших солдат не мог. Это было под станицей Гнилоаксайской Сталинградской области 22 декабря 1942 года. Алексей был тяжело ранен, и вывезен с поля боя. Но ввиду смертельных ран врачи не смогли вернуть ему жизнь».

В письме старшины минометной роты М.В.Авдольткина также подчеркивается, что он «погиб героически, действительно оправдал доверие партии, правительства и всего народа».

Прасковья Николаевна узнала о смерти мужа только спустя три месяца. Ее вызвали в райком, где и сообщили о гибели мужа. «Похоронки» прислано не было. Удар был непреодолимый силы. И только великое самообладание, любовь, забота и ответственность за детей, память о муже помогли ей преодолеть это горе и выжить. Она дала обещание воспитать достойных его памяти детей.

Жизнь была очень тяжёлая. Что бы прокормить детей и своих родителей, Прасковье Николаевне пришлось много работать: преподавание и классное руководство в средней школе, ведение кабинета химии, преподавание в педучилище, в школе рабочие молодежи. Дети не видели ее неделями, и просили свою бабушку «разбудить их ночью, посмотреть на маму». В связи с тем, что не было «похоронки» семья долго время не получала пенсию по потери кормильца. Только когда вернулся брат Александр, он чрез народный комиссариат смог добиться всех необходимых документов для пенсии.

Вся тяжесть физического труда по хозяйству в то время легла на плечи «старого» дедушки Николая Михайловича и «малого» Владилена – старшего сына, которому было 11 лет. Труд был колоссальный – надеяться было не на кого. Но в то время все жили нелегко. Большую помощь в воспитании детей оказывали бабушка и дедушка. Они приучали детей к труду, порядочности и выполнении своего долга.

Жизнь продолжалась. Дети росли на рассказах мамы, бабушки и дедушке о своем отце, ведь Валерий и Нина его совсем не помнили – когда, но уезжал на войну, они была совсем маленькие. Прасковья Николаевна сохранила в сердце, и передала детям и внукам, а теперь уже и правнукам и праправнуку память о муже, отце, деде.

Когда-то супруги Хотулёвы мечтали дать детям хорошее образование, и эту мечту Прасковья Николаевна воплотила в жизнь.

Сыновья закончили МВТУ им. Баумана, дочь – институт им. Плеханова. Дети выросли хорошими, уважаемыми людьми. Владилен Алексеевич – старший сын, после блестящего окончания института и аспирантуры работал под руководством советского учёного, конструктора ракетной техники, «отца советской космонавтики» С.П. Королева, стал доктор технических наук (1990 г.), профессором (1991г.), лауреатом Государственной премии, академиком Академии Космонавтики. Валерий Алексеевич после окончания института был распределен в Омск, где до выхода на пенсию трудился на военном заводе. Дочь Нина Алексеевна – моя бабушка, работала экономистом в Аэрофлоте.

Прасковья Николаевна замуж больше не выходила, умерла в возрасте 93 лет (04 марта 1995 года), дождавшись трех правнуков. Имя Алексей нашло свое продолжение во внуке Алексея Георгиевича и Прасковьи Николаевны – сыне Валерия Алексеевича.

Сейчас уже подрастает пятое поколение из семейной ветви Алексея Георгиевича Хотулёва – его праправнук Даниил.

Семья Алексея Георгиевича все годы свято хранила, и по сей день хранит память о нем. День Победы всегда был Святым Днем. Уже сложилась традиция (и, когда была жива Прасковья Николаевна и уже после ее кончины) – к Минуте Молчания к 18 часам 55 минутам 9 мая все собираются за столом и стоя чтят память погибших на фронтах Великой Отечественной Войны.

Появившиеся интернет-ресурсы позволили установить связь с поисковым отрядом «Комсомолец» Октябрьского района Волгоградской области, который занимается поиском останков воинов Красной армии в местах, где погиб Алексей Георгиевич. Руководит отрядом Анатолий Павлович Наводкин. Анатолий Павлович написал и опубликовал книгу «Степные батальоны», рассказывающую о дивизиях, полках, батальонах и частях соединений, воевавших на легендарной земле «Горячего снега». В одной из глав этой книге он упоминает о Хотулёве Алексее Георгиевиче. Так же в перечень имен павших воинов на памятнике, установленном в станице Гнилоаксайская, стараниями Анатолия Павловича, было внесено имя Хотулёва Алексея Георгиевича. Хотя на сегодняшний день точное место его захоронения не известно.

Царство небесное Хотулёву Алексею Георгиевичу, вечный покой и вечная память. Вечная память всем воинам отстоявшим независимость своей Родины.

Просматривая старые фотографии с которых на меня смотрят красивые, интеллигентные лица, перебирая в памяти все моменты их жизни которые мне известны, читая старые письма я понимаю что эти люди были глубоко порядочными, умными, образованными, преданными друг другу. И мне очень хочется своими поступками и делами быть достойной их памяти.